WorldofSM

Наше общение в чате:

Сердце ангела продолжение - Форум

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Sailor-творчество » ***Минако*** » Сердце ангела продолжение
Сердце ангела продолжение
МинакоДата: Четверг, 22.05.2008, 16:18 | Сообщение # 1
сейлор-сенши
Группа: Участник ролевой игры
Сообщений: 745
Награды: 0
Репутация: 21
Статус: Offline
, которыми было написано…
Изумившись, Джуди осмотрелась. Кулончик отражал небольшую клумбу. Нежные, бело-розовые, хрупкие цветы, повернутые к небесам, образовывали сердце, а рядом еще более волшебными, скромными, но прекрасными, нежными цветами было написано то великое имя, что всегда заставляло сердце девочки немного смущаться. Ее дыхание замерло в восхищении, медленно и неуверенно, как бы боясь спугнуть эту прекрасную клумбу, что могла быть сном или волшебною иллюзией, Джуди подошла к ней и села на колени, чуть наклонившись к цветам. Она робко коснулась рукой краев лепестков, по которым медленно текли капельки воды, блестя подобно маленьким жемчужинкам…" Эти цветы…Они такие теплые…" Девочка внимательно и с восхищением смотрела на один из цветов: " Они выглядят так, будто хранят в себе любовь.…Да, они любят. Цветы способны любить.…И ветер тоже.…Все живое хранит любовь.…Только раньше это было совсем незаметно…" На душе у Джуди не было ни капли грусти. Это правильно. Потому как глупо расстраиваться. Ведь она всегда могла увидеть его, стоит лишь пойти по этой волшебной дороге.…И пусть она не рядом с ним, пусть она не его друг и не его соседка по парте, но она частичка его мира, она частичка его мира, а что еще нужно для счастья? В капельке воды появился его образ.…И сердце девочки, живое сердце, что ожило и родилось лишь тогда, когда Виктор стал его хозяином, дрогнуло и замерло, и прошептало: "Люблю"… Да, да, она частичка его мира, его мира, его! И это было счастье, это была высшая награда небес! Джуди могла видеть его, видеть его, Виктора, каждый день, а ведь в мире есть много несчастных, лишенных этого счастья, этой радости людей, а она частичка его мира, его одноклассница. И так будет всегда. И так будет всегда…

Добавлено (22.05.2008, 16:17)
---------------------------------------------
Глава 6.


Джуди, одетая в длинное, белое, до полу платье с длинными полувоздушными рукавами, босыми ногами стояла на большом каменистом утесе. Откуда-то из-за спины дул сильный ветер, спутывающий ее распущенные волосы.…Впереди было прекрасное поле с живописными цветами, над которыми порхали бабочки, пели птицы, светило солнце.…За этим полем виднелась родная школа, тот маленький земной рай.…Но девочку разделяла с ним огромная бездонная пропасть.… Позади же глаз Джуди, впереди утеса был бесконечный черный туннель, в коем не было видно ни лучика света, ни признака жизни.…Это из него дул тот сильный ветер, что затягивал внутрь, подобно тому, как огромные черные дыры ежесекундно затягивают в себя и поглощают тысячи звезд…Девочка с ужасом посмотрела в мрачную пустоту туннеля и вновь повернулась в сторону родного мира…Она стояла посреди утеса не зная, куда идти: ее сердце рвалось вперед, к Раю, но туда было нельзя, назад же Джуди не хотела, ибо она не желала погибнуть, как тысячи звезд незамечено гибнут, превращаясь в нечто иное.…А в том, что там ее ждала гибель, она не сомневалась: ее душа это знала, ее сердце это чувствовало, ее глаза это видели…Внезапно перед ней появился большой белый волк с горящими желтыми глазами.…Вздрогнув от неожиданности, девочка протянула руку, желая погладить его, но зверь злобно оскалился, давая понять, что если она сделает еще хоть один шаг вперед, он разорвет ее на куски, и стал медленно и угрожающе надвигаться на Джуди, которая испуганно отходила назад, с отчаянием осознавая, что волк загоняет ее в «черную дыру»…. Сильный, ледяной ветер, помогая дьяволу в обличии зверя, обхватил девочку за горло и руки невидимыми цепями, с силою затягивая внутрь… Она плакала и кричала, пытаясь вырваться из крепких пут ветра, но все было тщетно. Ее никто не слышал…Ей никто не мог помочь… Она была одна.…Захлебываясь от собственных слез и задыхаясь от удушья цепями, Джуди сделала сильный рывок вперед, и, освободившись, побежала со всех ног вперед, к Раю, но, споткнувшись с громким криком, упала в бездонную пропасть.…Падая, она слышала, как отчетливый женский голос говорил: Если пред человеком меркнуть звезды и преклоняется само солнце, то высшею наградою для людей будет знать и видеть его, ибо они познают радость, счастье и вдохнуть истинную жизнь, что другим неведома, и те несчастные другие не поймут того чувства и той великой радости.…И два сердца могут хранить в себе Дочерь Великой Любви и принадлежать ему.…Но ежели это сердце одно, что на две части разделено, и часть одна муку испытала, то и вторая муку испытает, и ежели выживет это сердце в преисподнии, то…
Леденящий душу крик дьяволенка оборвал невиденный голос… Джуди открыла глаза. Дьяволенком оказался небольшой будильник, показывающий четыре сорок пять утра. Снова наступило вчера.…Да-да, именно вчера. Ибо здесь не было ни времени, ни света, ни энергии, ни жизни.…Здесь было только существование и красивые декорации, скрывающие страшную, гнилую суть…Она открыла глаза в Аду. Месте жестоких пыток и нечеловечьих мук. Первоначально девочка не осознавала, где она находится. Войдя впервые в камеру пыток и увидев опустошенные оболочки с какими-то безжизненными лицами, увидев людей без единой капли энергии жизни, напоминающих угасшие свечи, тени и говорящие марионетки, в опустошенном холодном коридоре, откуда доносился гулкий шум невнятных бормотаний, Джуди плакала, но пока еще неосознанно. Порою от прочитанного рассказа, услышанных слов или песни, девочке становилось очень-очень тяжело.…Внутри возникало чувство, от которого было очень тяжело и хотелось плакать.…Хотелось плакать.…Но…Она ждала его. Она ждала его.…Каждый день Джуди думала о нем, думала о хозяине своего сердца, о Викторе, несколько часов и по многу, многу раз на день…Ей было тепло, было радостно.…Стоило лишь вспомнить его, его глаза, его улыбку, его голос, его и все-все-все моменты, с ним связанные, и, когда он говорил с друзьями, и, когда он просто шел, и, когда он входил в школу или в класс, и, когда он был дежурным на вахте, и когда…
На физкультуре, на биологии, на истории, на английском, на перемене, на дискотеке…
Боже…Боже, ради этого стоило жить! Это.…Это счастье! Думать о нем.…Нет, ради этого стоило дышать! Девочка ждала его.…Ведь так и раньше бывало, что она оболочкой не видела его, Виктора, наяву месяц и даже больше, но потом.…Потом она снова могла его увидеть, и она была частичкой его мира, она была одноклассницей Виктора, и тому, кто не был частью его мира, никогда не понять этого счастия.…. И поэтому, Джуди порою очень сильно удивлялась, когда учитель не называл его фамилии, а иногда ей казалось, что его фамилию говорили, правда это случалось очень редко…. Она плакала. Плакала понемножечку, когда этого никто не мог видеть. Девочка всем говорила, что скучает по школе, по классу.…И, казалось, будто она самой себе боялась сказать, что скучает по нему, по Виктору. Ведь, это значило бы, что ее сердце живое и что его хозяина, его любимого, Виктора, здесь нет, и не будет… А Джуди в это не верила и не хотела признавать нечеловечески жестокой истины…Но ей было тяжело, она плакала понемногу, потому что его так долго не было…Но он, Виктор, придет. Обязательно придет….Девочка не хотела и боялась, что кто-то узнает о том, что ее сердце давно уже живое и пыталась это скрыть. Почему?
Наверное, потому что она понимала, что ее не поймут. Ведь для того, чтобы понять все счастье, всю радость и всю муку ее сердца, нужно было быть частью его мира….Джуди пыталась сделать вид, что ее сердце по-прежнему спит, что ей не ведома истинная красота мира, но получалось плохо. Однажды, в одном фильме по вине девушки погиб человек, которого она очень любила, и вина ее была в том, что скрывала она от него свой страшный и несмываемый грех пред ним, боясь, что он узнает и бросит ее. Тот человек носил имя хозяина девочкиного сердца. А Джуди к тому времени уже начал душить, нещадно пытая, страх. Страх, что она больше никогда не сможет увидеть Виктора и потому она очень хорошо понимала боль той девушки, ибо чувствовала ее, и слезы, все слезы, накопленные за долгое время этого мучительного существования, и не успевшие вытечь во время тайных плачей, вытекли в тот день, но, к счастию, никто не распознал их истинной сути. А на следующий день родились новые слезы, которые девочка пыталась сдержать. Да, она всегда сдерживала свои слезы, ведь как часто он пытались вырваться из глаз прямо во время пытки, что так доблестно называлась уроком, а на нем плакать было нельзя. К тому же от слез становилось только тяжелее, да и не было рядом Тимошиной иль Чарлиной, иль Джекиной иль, чьей еще груди, на коей можно было бы поплакать, и сердце внутри которой могло бы понять эту невыносимую, страшную муку и прошептать: «Все будет хорошо», « Ты скоро увидишь его. Совсем-совсем скоро». Джуди пыталась сдержать эти мучительные слезы, но рано или поздно они все равно вырывались наружу и не только из глаз девочки. Природа. Она скучала по нему не меньше Джуди и чувствовала боль. Природе было больно, ибо она живая, как и все мы. На следующее утро после того дня, когда девочка в очередной раз пыталась удержать слезы, что все же вытекли из глаз, шел сильный град горьких слез отчаяния. Он нещадно бил попадающихся под руку прохожих, а в последующие дни природа, казалось, пыталась утопить весь этот мир и саму себя в пресных, но горьких слезах, образуя водопои, автомобильные пробки и даже аварии…
В один день девочке стало совсем тяжело: отчаяние взяло вверх над надеждою, потопив и ее, и веру, и душу…Джуди плакала весь день, и никогда еще слезы не делали ей так больно, никогда они так не мучили, не терзали ее беззащитное сердце.…Было очень тяжело…Тяжело сидеть… Тяжело лежать…Тяжело видеть…Тяжело, слышать…Тяжело, дышать…Тяжело, жить… Тяжело, жить.…Эта мука…Она была нескончаема…Беспощадные, словно острозаточенные ножи, слезы все текли и текли из глаз, мучая и терзая, и застилая глаза пеленою отчаяния…Порою они останавливались.…На несколько минут, получас и даже больше.…Но это время передышки было еще мучительнее слез.…Когда девочка шла на кухню, чтобы глотнуть воды или чего-нибудь съесть, то положенный в рот и проглоченный кусочек еды отчего-то вызывал у Джуди слезы, новый поток мучительных слез.…Было очень тяжело.…Очень тяжело и существовать, и жить…
Хотелось умереть.…Но умирать.…Умирать тоже было тяжело…Тяжело и страшно, и не было сил.…Полегчало лишь к вечеру. Джуди не помнила, как, она прожила и пережила этот день, хотя ей все еще было тяжело.…Но триумф отчаяния казался уже чем-то туманным, хотя страх еще душил, и по-прежнему было тяжело…Спас девочку от этой муки хозяин ее сердца. Да, она была так далеко от него, но он…Он по-прежнему вносил в ее теперь существование частичку истинной жизни, тепла и радости.…И сны, прекрасные сны, когда он, Виктор, навещал ее, пусть в них порою не было самой Джуди, были волшебным бальзамом, что согревал сердце, даруя особенную радость.…И если и стоило дальше существовать, перенося всю эту муку, то только ради этих снов. Ради этих прекрасных снов, ради мыслей о нем и ради того, что она была удостоена того великого счастия, как знать его и быть неприметной крупинкою его, Виктора, жизни…Душою девочка была там, В Раю, вдали, но все же так рядом, так рядом с ним, с Виктором…Она ждала его и верила, верила, что свершится великое волшебство, и он придет, и станет хозяином этого мира, но ни она, ни этот мир не были достойны того…Джуди мысленно поздравляла хозяина своего сердца с Новым Годом, Двадцать Третьим февраля, Днем Святого Валентина…И, кто знает, быть может ветер донес этот шепот до него? Она шептала, шептала про себя его имя, и душа ее нередко говорила: " Виктор, Виктор, я скучаю, я скучаю по тебе, Виктор…Виктор, я люблю тебя…" А порою душа девочки набиралась такого бесстыдства, что заместо « Виктор» шептала «Витенька»…Да… «Витенька»…Ах, если кто-то когда-нибудь шептал это имя сердцем, он мог знать то чувство.…И так тяжело, так тяжело было поверить в происходящее, проверить в то, что его здесь нет, поверить в то, что она больше не часть его мира…Джуди очень боялась, что когда-нибудь Виктор посмотрит на нее, как на незнакомку, случайно забредшую в его прекрасный мир.…На его тропу жизни.…А ведь иногда казалось, что все это страшный сон, который вот-вот закончится, вот-вот Джуди откроет глаза и вновь окажется там, в Раю.…Но.…Однажды, девочка проснулась ночью и из ее глаз потекли слезы. Безмолвно. Просто потекли.…И эти молчаливые слезы гораздо больнее тех, что сопровождались плачем и рыданиями.…И страх, мучительный страх, что она больше никогда.…Никогда не сможет увидеть хозяина своего сердца, он мучил… Он терзал…Он пытал…Он разрывал на части, не давая дышать.…И от него некуда было деться: от него не убежать, не скрыться.…И всех усилий надежды и веры не хватило бы на то, чтобы побороть этот страх, не дать ему затмить разум.…Но одно хорошо в Аду не было памяти: Да, все что случалось ранее нескольких недель, уже казалось чем-то смутным, чем-то нереальным… Порою Джуди задавала себе вопрос: А случалось ли то на самом деле? Нет, нет, того не было, и того, что сейчас тоже нет.…Все это просто так, кажется. Все это просто так, кажется.…Но не только память была повреждена в Аду. То чувство, то предчувствие, что не ошибалось никогда, теперь ошибалось всегда. Однажды Джуди показалось, что хозяин ее сердца здесь, в этом мире, что, он, Виктор, прошел мимо нее.…Настолько сильно, что она вздрогнула и не только душою, но и всей оболочкой, всем телом.…Но в классе никого не было, кроме нее и Алисы, что преспокойно слушала музыку, взглянув на Джуди, когда та дрогнула.… А как вздрагивало ее сердечко и передергивало все внутри, когда она слышала, что придет новый человек.…Но.…За все то время, что девочка, приходя из камеры пыток, умоляла стоя на коленях, Пресвятую Божью матерь о встрече с ним, с Виктором, в ее группу привели шесть новых человек.…Шесть! Но…Порою Джуди казалось, что ей плюют и смеются прямо в лицо.…А между тем пытки становились все сильнее, и сильнее.…Существовать становилось все тяжелее, все невыносимей…Часто открывая глаза, девочка думала: А зачем? Зачем она их открыла? Ведь так хочется закрыть глаза и не открывать.…Не открывать.…Не открывать, пока она вновь не окажется там.…В Раю.…Вдали, но все же рядом с ним.…А в конце все вновь оказываются в Раю.…Да-да эта бесконечная черная дыра имеет конец. В конечном итоге она пропадает, и мы возвращаемся в Рай, к жизни.…Все. И всегда. Ибо, когда оболочка человека погибает, его душа и сердце навеки остаются с тем, кому отданы.…А все, что было там, в Аду, внутри того туннеля, то постепенно стирается из памяти и кажется уже просто сном или иллюзией.…Да, вот так откроешь однажды глаза и поймешь, что не было ведь жизни.…Не было…
Девочка очень скучала по нему… Она очень-очень скучала по Виктору…
Не легче пришлось и кошке Сафире…Никто не знает, в чем могло провиниться это невинное с рожденья создание, но она была здесь, в самом сердце преисподнии, вместе с Джуди…
В одно из бесконечных, они сидели молчаливо в комнате, заслонившись от искусственного солнца, что жгло глаза, но не грело…Исхудавшая кошка, которая пару дней назад была при смерти, ибо температура ее тела подскочила намного выше нормы, обреченно лежала на полу, закрыв лапой, промокшие глаза… Маленькая, горькая слезинка сорвалась с длинной тонкой реснички Сафиры, медленно покатившись по холодному, оцарапанному кулону…Девочка, чьи ресницы так же удерживали слезы, обняла кошку, еле слышно прошептав: Все будет хорошо…Это все неправда…Этого не может быть…"Не может такого быть…Не может такого быть, что я не смогу больше увидеть Виктора…" Она заплакала, уткнувшись лицом в шерсть Сафиры…"Не может такого быть…Это неправда…Если…Если бы это была правда, я…Я бы умерла…" Поглаживая кошку по увядшей шерстке, Джуди взяла в руку кулончик, почувствовав, как острозаточенный, раскаленный кинжал пронзает ладонь.…Закричав от боли, девочка резко отскочила от Сафиры, больно ударившись головой о дверцу шкафа. Потерев ушибленное место, Джуди посмотрела на дрожащую руку: по мертвенно белой ладони текли алые капельки крови…
- Сафира, ты ранена?! – в ужасе вскричала девочка, и, подбежав к кошке, принялась тщательно осматривать ее. Но на животном не было ни царапины.… Это была кровь Золотого Сердца…
Однажды, когда девочка в очередной раз молила Бога подарить ей хоть секундочку встречи с ним, с Виктором, позволить ей увидеть его издалека или послать хотя бы сон..., Святой Ангел посмотрела на нее, сказав: хорошо, ступай.…Было ль то еще одним обманутым предчувствием, или же это было взаправду, неизвестно. Но вскоре Джуди узнала, что в мае.…В мае ее подпустят к границе Рая.…Нет, ее пустят, пустят в Рай, ибо Ангелу – хранителю ее удалось добиться пока временного освобождения подопечной.…Узнав об этом, наконец свершенном волшебстве, девочка посмотрела в окно и увидела солнце…Настоящее, живое солнце! Оно светило издалека, из Рая, маня своими добрыми лучами за собою, как бы говоря: Возьми, возьми меня за руку и я перенесу тебя в Рай…Мучительный страх медленно отступил…Джуди показалось будто тысячи цепей разжались внутри, тысячи ножей покинули грудь, и тысячи ран согревались теплым бальзамом.… Нет, ей по-прежнему было тяжело, она по-прежнему очень-очень сильно скучала по хозяину своего сердца, по Виктору, и этот страх…Он еще был.…И уже медленно зарождался хорошо знакомый, новый страх.…А у палачей еще был целый месяц, чтобы вынудить ее свидеться со смертию, но.…Но стало легче дышать! Не было более того страшного ощущенья безысходности, и не кровью своею отныне девочка писала дату на листе, ибо ознаменовала она теперь не еще один бессмысленный, навеки потерянный день, что она могла бы быть в его мире, в мире Виктора, а еще один шаг от Черной Дыры в сторону Рая.…Ведь она скоро увидит его! Она скоро увидит хозяина своего сердца! Она увидит Виктора!! Увидит Виктора!!! Боже, это волшебство…Оно настолько прекрасно, что в него было сложно поверить.…А что.…А что если все произошедшее – неправда? Вот сейчас девочка откроет глаза.…Пойдет по той волшебной дороге.…Войдет в класс, где уже будет он, Виктор…Виктор…Виктор…" Виктор…Виктор, я очень-очень хочу увидеть тебя…Виктор…Я скучаю…Я очень-очень-очень скучаю… Виктор…Виктор…Виктор, я люблю тебя…" С этим шепотом души, Джуди достала толстую тетрадь, где были ею придуманные стихи и, сев на кровать, записала слова своего сердца.…Да, она часто их записывала, слова, что складывали ее душа и сердце, пытаясь выразить и боль, и счастье, и то прекрасное чувство, которое они испытывали к своему хозяину, когда видели его, когда думали о нем, когда вспоминали его, когда представляли его и когда он навещал их в снах.…И просто, потому что принадлежали ему…Виктору.…Рядом со стихотворением:
Как передать какое счастье
Тебя знать, о тебе думать, тебя любить…
Но как мучительно вдали от тебя мне жить…
Я так хочу, так хочу сейчас там, с тобой быть…
По тем светлым коридорам ходить…
С тобой случайно столкнуться…
О нет, нет, не случайно….
И сердце будет биться так отчаянно
С мыслью: вдруг посадят рядом…
Ты говоришь с друзьями…
Столкнусь с тобой я взглядом
И снова с глупой улыбкой опущу глаза
Как будто не твоя моя душа…
Всей душою желаю, чтобы сбылась скорее моя мечта…
Чтобы сейчас, вот сейчас была я не одна, с тобой…
Пусть будем стоять мы далеко друг от друга
Нет сердцу моему ближе и дороже друга…

Она написала:

Ветер…Он свободен…
И он с тобой всегда
Как и солнце, что светит и греет
Лишь для тебя…
Ах, если б я таким ветром была
И с тобой б не расставалась никогда – никогда…
Пусть ты не смотришь на меня
И никогда не будешь любить
Буду, счастлива я, если смогу с тобою рядом быть
Если смогу тебя я снова видеть
Будучи рядом, но все же так вдали…
Я постараюсь не мечтать о твоей любви…
Не нужно мне больше, чем сна
Где навестишь ты меня
И мига, когда улыбка твоя
Наполнит теплом сердце,
Наполнит теплом особенным меня…
И я прошу лишь об одном:
Позволь мне прошептать про себя:
Виктор, Витенька, люблю, люблю я тебя…

Девочка хотела, хотела и пыталась выразить все, что она чувствует, выразить все то, что чувствует ее сердце…Она хотела бы выразить то, что хранит ее сердце, душа, но.…То ли это русский язык был настолько беден, то ли Джуди просто была не способна говорить за свое сердце, она могла выразить лишь часть всего хранимого чувства.…Вот если бы девочка была писательницей, она бы посвятила Виктору то единственное, прекрасное стихотворение, что было бы достойно его…
А если бы она была художницей, она бы рисовала его портреты, вкладывая в каждую картину частичку своего чувства…Частичку любви…
А если бы Джуди стала астрономом, она бы открыла девятую планету Солнечной Системы.… Самую яркую. Ярче солнца….Загадочней Сатурна….Прекрасней Венеры….Мужественней Марса…Она бы открыла планету, что была бы достойна носить его имя, назвав ее: « Планета имени Виктора»…Как бы это прекрасно звучало: «Планета имени Виктора»…Нет, не так, планета имени: его фамилия, имя, отчество, которое девочка, к сожалению, не знала, в родительном падеже…
Но Джуди не была ни писательницей, ни художником, ни астрономом…Она – глупая, неприметная девочка, которая просто любит его.…Любит Виктора…

Добавлено (22.05.2008, 16:17)
---------------------------------------------
Глава 7.

Май…Месяц тепла…Мечтаний…Месяц радости сердца, птичьих серенад и солнечных цветений…
Именно в последние дни мая природа вконец преображается, становясь по-особому прекрасной, и каждый мог почувствовать, как трепетно дрожат листья цветущих деревьев, хранящие в себе любовь. Любовь свою и окружающих.…И хотя райский сад всегда в цветении, волшебные превращения заметно касаются, и его…Ангелы называют май «Месяц Жизни» и в его последнюю неделю проводят Великий Праздник Цветений. Пред началом праздника служители Ада отпускают оставшихся живыми заключенных на свободу, возвращая сердца к их хозяевам, позволяя вдохнуть живого воздуха…
Два белоснежных голубя преспокойно сидели на склоненной ветви молодой, кучерявой березки, нежно касаясь друг-друга клювами…Легкое дуновение ветерка потревожило их блаженный покой,…Плавно вспорхнув, они, держась друг за друга кончиками крыльев, опоясали березу, взлетев к ясным небесам…
Ветром оказалась прехорошенький ангелочек Миланка. Будучи возрастом после первого рождения, она еще казалась малышкой, легко парящей на довольно окрепших крыльях подле хозяина своего сердца.…На ее немного детском личике была счастливая улыбка, щечки украшал легкий румянец смущения, глаза, наполненные счастием смотрели то вдаль, то на возлюбленного…Ветерок развевал ее длинные волосы цвета спелого подсолнуха, украшенные венком из скромных ромашек, что так же были и на ее легком, воздушном платьице, за что, наверное, Гелиос, любимый девочкой, и называл ее ромашкой или бельчонком, но это за лазанье по деревьям. Сам же Гелиос больше походил на «снежок» или на звезду, ибо волосы его были цвета серебра и того же оттенка была одежда ангела: брюки и «футболка», очень похожая на одеяние древних римлян.…Летал он на тех же крыльях, что и Миланка, потому как они были ровесниками, лишь по лунным или солнечным суткам Гелиос был старше ее…Они весело разговаривали и смеялись, радостные от того, что проводят это прекрасное время вместе, подходя к «хрустальному» озеру…Миланка достала наливной, обогретый теплыми лучами солнца, персик, источающий сладкий, дурманящий аромат, и с легким смущением протянув его Гелиосу, села на мягкую, шелковую траву…
- Очень вкусный персик – сказал он, откусывая кусочек и садясь рядом…Девочка счастливо улыбнулась…Они говорили о чем-то некоторое время, но потом Миланка, внезапно посерьезнев, спросила: Гелиос, ты хотел бы стать ангелом-хранителем?
- А я думал, я уже хранитель… - немного обиженным голосом ответил юноша, тут же улыбнувшись, давая понять, что он нисколько не расстроился ее вопросу.
- Нет,…Я говорю о хранителе других ангелов.…Если ты им станешь, я стану бабочкой и буду каждый день к тебе прилетать…- Последнюю часть предложения, она сказала совсем тихо, посмотрев вдаль, видимо все еще немного стесняясь говорить о своих чувствах.…Улыбнувшись, Гелиос обнял своего бельчонка в ромашках, которая опустила голову ему на плечо…
Венера, стоявшая на балконе своей сестры, посмотрела в их сторону, и вновь подняла наполненные тревогой глаза к небу…
- Беспокоишься за Виктору? – спросил тихий, увядший, неживой голос. Таким голосом шепчут погибающие деревья и ветра на могилах.…К девушке медленно подошла тень Василики.…Некогда она была ангелом, но теперь.…Теперь она увядающий цветок…Погибающая роза.…На ее бледном, истощенном, мокром лице не было ни единого признака жизни, глаза, заполненные болью, казались пустыми, а выцветшие волосы были спрятаны за косынку из увядающего листа.… С сухих, словно завядших крыльев, бесконечно падали серые, ободранные перья…Василика куталась в пуховую накидку, но даже в самую жаркую погоду ей было очень холодно.…Ибо холодно было сердцу, что не покидала мучительная боль…
- Она могла погибнуть… - тихо ответила Венера – А теперь.…Теперь она проживет отведенное время и умрет…
- Если бы я могла видеть Эскалибра, я бы поступила так же…
Венера посмотрела на нее, положив руку на плечо,…Она не знала, что сказать.…Вот уже шесть лет ангелы помогали Василике не терять надежды, ведь Эскалибр, он вернется.…Вернется и Василика вечно, вечно будет рядом с ним.…Но доживет ли она до этого «вечно»…Перья все падали и падали с ее мертвых крыльев.…Все падали и падали…Она подняла пустые глаза на Венеру, и, говоря так, как шепчет сквозь последние капли сил, умирающий, спросила: Тебя, наверное, удивляет, почему я тогда.…Давно.…Не попрощалась с ним…Я…Я просто не могла.…Не могла.…Не могла знать, что я его вижу, возможно, в последний раз…Я не могла…Я не верила.…Никогда не верила…Я думала это страшный сон…Я…
Ангел обняла Василику, ей показалось, что из глаз девушки вот-вот потекут слезы.…Но их не было…
- У меня больше нет слез… – пояснила девушка – Все вытекли.…Но это даже хорошо.…Плакать.…Плакать – это так больно… Она обреченно упала на пол, подобно тому как падают сраженные молнией деревья, опустив голову,…Венера селя рядом с нею, поправив упавшую с плеч девушки пуховую накидку, моля, чтобы Эскалибр скорее вернулся…
- Это так странно… - говорила она сама себе – Я всегда думала, что в Раю не может быть боли.…Но Виктора.…И Василика…
- Нет единого для всех Рая, как и нет единого Ада, так же как и нет ангелов, и нет людей… - сказал чей-то голос. К девушкам подошла мудрая ангел Нэммури, самая старшая из всех девушек – ангелов.… В нежных, хрупких руках она держала чашу, подобную скорлупе кокоса, наполненную теплым напитком…
- Выпей, дитя мое, - сказала она, наклонившись к Василике – Это должно помочь уменьшить боль…
Василика подняла голову, и послушно взяв протянутую чашу, выпила напиток…Ей было все равно, что ей дали и что она делала…Ей уже абсолютно все было безразлично…Ей просто было очень больно…Нэммури сделала знак Венере и она села, сложив руки на коленях, после чего старшая ангел, сев напротив, протянула ей изображение: Ты знаешь, что означает эта картина?
На картине была изображена хрупкая, изящная девушка ангел, облаченная в длинное белоснежное платье, упавшая на колени и сжимающая в грациозной руке рукоятку меча, что лежал на ее коленях, прикрытый золотистыми прядями длинных волос.…А на голове девушки покоился терновый венок…
- Да. Она означает беззащитность и невинность от рождения, но скрытую внутри смелость и силу, что пробуждается в сложный момент, обращая ангела в воительницу, оберегающую тех, кто ей дорог и преклонение пред кем-то, пред тем, кто даровал ей счастье и силу…
- Верно. Это образ Великой Любви.
- Великой Любви…
- Ранее существовали только Космос и Великая Любовь. Великая Любовь вся без остатка любила его, любила настолько сильно, что была не в силах единолично хранить свою любовь, была не в силах высказать ее.…И тогда появились галактики, звезды, облака, цветы.…Все они выражали свою любовь к нему, все они любили его…Пылающими закатами, прекрасными цветениями, бушующими волнами.…Но недостаточно было того.…И боялась Великая Любовь, что ей придется с ним расстаться и дабы всегда быть рядом с ним, она разделилась, и появились живые существа, появились люди, которые хранили в себе часть Великой Любви и любили его, и были счастливы.…Но животных и людей было много, все они не могли быть рядом с ним, и потому в одних стала храниться часть Космоса и их называли мужчинами, а в других часть Великой Любви и так называемых Дочерей Великой Любви и их называли женщинами. И подобно тому, как Великая Любовь вся без остатка любила Космоса и была всегда рядом с ним, любили женщины мужчин, а мужчины женщин…Любовь росла, росла безостановочно и не могла человечья и животная оболочка всю ее удержать в себе и стали они тогда посвящать друг-другу песни, стихи, картины.…Так родилось искусство. Но его было недостаточно, ибо любовь все росла и росла, и тогда решились все, хранящие ее в себе, передавать друг-другу часть своей любви, дабы мог любимый и любимая им или ею почувствовать и понять, все то, что чувствуют их сердца.…Так родились первые прикосновения и первые поцелуи.…Но, отдавая часть своей любви, они получали взамен столько же, и потому этого было недостаточно.…Тогда у них стали рождаться дети.…И часть любви, что не умещалась в оболочке, передавалась детям.…И стали все зарождаться методом рождения, а до того все зарождались из энергии Вечной Любви и энергии Космоса.… И стали жить все существа в вечном счастии. Они все были бессмертны, ибо любовь бесконечна и прекрасна, и даже вечности не хватит на то, чтобы любить,…Они все имели крылья, летали в облаках и понимали язык зверей, язык птиц, язык цветов, ибо жили в вечной гармонии с природою, и им не нужно было есть, ибо их кормила энергия Любви, они ели лишь для удовольствия, лишь для того, чтобы сделать приятное другому.…Для этого дарили вкусные, ароматные плоды с частичкой любви, своей и Великой.…Но…Никто в том не был виновен, так вышло.…Так вышло само по себе, что многие сердца разлучили с их хозяевами.…И родилась боль. Родилась невыносимая боль, и дабы покрыть ее позднее зародилась физическая боль, а вместе с болью зародился Ад – мир, что не принадлежит хозяину сердца. В Аду были лишь боль и мука, и бесконечное, нескончаемое «вчера», а потом время в конец останавливалось, и этот миг стал называться Смертью. Жить за счет энергии любви уже становилось невозможно, стало холодно, невыносимо холодно, появились бури и дожди, ураганы и землетрясения, ибо природе тоже было больно, больно оттого, что она вдали от Космоса, появилась потребность к выживанию.…От невыносимой боли живые существа стали болеть, им нужно было помогать, нужна была еда, вода, тепло.…И те, кто меньше был вдали от хозяина своего сердца, они еще были живыми и так впервые появилось деление на сильных и слабых.…И некоторым из тех, кто был сильнее, кто помогал ослабевшим, понравилось чувство превосходства и позднее они променяли Великую Любовь и Дочерей Великой Любви на власть, и началась страница в зарождении людей…Они отказались от Великой Любви и не хранили ее более в себе, Смерть, болезнь и боль стали бесконтрольны….И рождались абсолютно пустые люди и без энергии Космоса, и без энергии, так называемых, Дочерей Великой Любви и тогда, они стремились найти то, чего в них нет, и тогда мужчины любят мужчин, а женщины – женщин.…И отныне у нас два мира: ангелов и людей, тех, кто хранит в себе Великую Любовь и те, кто отказался от нее.…Но боль присуща и тем и тем, ибо боль может быть лишь в Аду – мире, отдаленном от хозяина сердца…
Нэммури посмотрела на Василику и, положив ей руку на плечо, сказала добрым, нежным голосом:
- Не терзай свое сердечко напрасными страхами, дитя мое, ибо Эскалибрус вернется, и вернется очень скоро, и ты навеки останешься в его мире.…Навеки останешься в Раю…

Добавлено (22.05.2008, 16:18)
---------------------------------------------
Глава 8.

Никогда не радуйся о будущем счастье, пока не испытаешь его, ибо не цветут цветы до восхода солнца. Девочка следовало бы знать об этом. Но она не знала. И потому наполненная особой радостью, она ходила с улыбкой по, как ей казалось, бывшим коридорам камеры пыток, болтая с Никой прямо во время урока, совсем не задумываясь о том, что ей могли сделать замечание, ведь разве могло оно приглушить эту радость? Джуди, казалось, что у нее за спиной вырастают крылья, и она вот-вот взлетит, перелетит ту пропасть, которая разлучила ее с Раем, увидит хозяина своего сердца и навсегда, навсегда останется в его мире.…Навсегда…Она кружила с Сафирой под веселую музыку, что раньше была чуждой ей… Печальная же мелодия причиняла боль, а созвучная душевному состоянию, была…Просто созвучна душевному состоянию…Порою даже слишком.…Но у Ада было достаточно времени, чтобы вновь заставить девочку страдать и плакать, подталкивая к свиданию со Смертью.…И он использовал эту возможность. Всего спустя два дня после того, как стрелки часов вновь обрели способность ходить, после того, как отступила невыносимая боль, после того как Джуди стало легко дышать настоящим, живым воздухом, в ее сердце беспощадно вонзили нож, который причинил такую боль, что в отличии от предыдущей, не оставляла девочку ни на миг. И оттого от смерти ее теперь отделял один шаг.…Всего один шаг…
Больно…Сердцу больно… Больно, потому что девочка узнала, что жизнь ей будет дарована не надолго, нет, не надолго.… Не быть ей больше частью его мира, не ходить по его коридорам, не сидеть в его классе, не быть вдали, но все же рядом, рядом с ним.…Не ждать ей с нетерпением завтрашнего дня.…И не суждено ей стать счастливой, ибо ненадолго ее отпускают жить и потом снова возвратят в преисподнию.…Нет.…Нет, это, наверное, шутка.…Да, это просто плохая шутка.…Очень плохая, жестокая шутка.…Этого не могло быть.…Это даже невозможно было представить…Джуди упала на пол.…Упала на пол, и из ее глаз снова потекли слезы.…Потекли слезы, сопровождаемые громким, громким плачем…Тяжело…Тяжело.…Очень тяжело…Невыносимо тяжело.…Всего один шаг.…Эта правда будущего, правда разбитой жизни…Она…Она мучила.…Это невыносимо…Невыносимо…Попытка представить непредставляемое.…Один шаг.…Это, наверное, даже не больно.…Умирать.…Да, не больно.…По крайней мере, не больнее, чем существовать.…Но.…Если она умрет.…Если она умрет, она будет лежать глубоко в земле, далеко-далеко от него, и не сможет его увидеть, не сможет подумать о нем, и он не придет больше в ее сон.…Никогда.…Это больно.…Только мертвая оболочка этого не почувствует, не поймет.…Нет, поймет. Поймет. Она сейчас это понимает.…А душа…Душа останется рядом с ним.…Навсегда…Она всегда.…Всегда будет с ним…Ветром…Птицей… Лепестками цветов или чем-либо еще, она будет рядом с ним, с Виктором.…И будет опадать листьями, пухом иль снегом к его ногам, храня в себе любовь к нему.…Но часть девочкиной души и сейчас там.…В его мир.…Рядом с ним.…А другая часть души, нещадно прикованная Адом к телу, к оболочке, рвется вместе с сердцем к своему хозяину…А что если после смерти душа обратится просто в пыль…Девочка плакала в страшных мучениях, пытаясь не представлять, не думать о непредставляемом, о страшном, о жутком «потом», но…Разве скроешься от правды? От жестокой правды…Ее жизнь…Жизнь, которую она познала совсем недавно и которую так скоро отобрали, была разбита…Ее отняли, отняли безвозвратно.…И ничего…Ничего уже не вернуть…
Надежда, глупая надежда на чудо, на волшебство, на то, что все это неправда, вера в ключ времени, вера, что все можно вернуть, все исправить, что еще не все потеряно, попытки восстановить разрушенную жизнь – будущее девочки, будущее, которого нет…Слезы и боль – единственное чего она достойна.…Почему.…Почему.…За что все было именно так? Она молила Бога, молила природу, шептав желание сердца волнам, ракушкам, рыбам, пальмам, ветру…Она молила их о встрече с ним, молила позволить ей быть частью его мира.…Но…Конечно, девочка никогда не была особо верующей, она обратилась к Богу, лишь оказавшись в преисподнии, тогда, когда ей уже никто и ничто не могло помочь, когда уже ничего не оставалось.…И потому он был в праве е


Цветы прекрасны! Они рождаются и умирают, но цветок любви живет вечно...

Я ОЧЕНЬ ПО ВСЕМ СОСКУЧИЛАСЬ!!!!

 
Форум » Sailor-творчество » ***Минако*** » Сердце ангела продолжение
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: